Невидимые риски. О роли сигнального снаряжения для собак

Невидимые риски. О роли сигнального снаряжения для собак

«Настоящий охотник может пойти на охоту без ружья, но никогда не пойдет без собаки», – эти слова принадлежат великому Сабанееву. Единственно, о чем умолчал Леонид Павлович, так это о цене, которую мы – охотники-собачники – платим за те блага, которые нам дает на охоте наш четвероногий напарник.




Александр Попов, г. Санкт-Петербург
Эксперт Armordog. Охотник-легашатник, автор охотничьих рассказов, ветеран Guns.ru.
Охотничий стаж — более 30 лет. Владелец двух курцхааров.


Нет, мы не говорим о стоимости щенка, стоимости погрызенного им имущества, кормежки, ветеринарных делах и всего того, что измеряется просто деньгами. Мы говорим в данном случае о несравненно большей плате – о нашем постоянном страхе на охоте за нашего друга и члена семьи, который ради нашего увлечения сплошь и рядом рискует собственной жизнью. А нам зачастую ничего не остается, как молча ждать окончания ситуации и …бояться.

В отличие от охотников-бессобачников наши трофеи всегда существенно многочисленней. Наши охоты всегда красивее. Но… и всегда страшнее.

Потому что даже на самой казалось бы безобидной охоте в поле на бекаса для нашей собаки могут присутствовать смертельные риски: открытые мелиорационные люки в поле, автотранспорт на рядом расположенных дорогах, торчащие колья… а еще – неадекватные коллеги по увлечению, число которых в последнее время заметно прибавилось по причине донельзя упрощенной процедуры становления охотником, что особенно отчетливо ощущается в моменты открытия охоты, которых по указанной причине многие мои коллеги-легашатники просто избегают. Да и сам, если честно, бываю на открытиях только в заведомо малолюдных местах.

Признайтесь себе, когда ваши близкие встречают вас с охоты, они сначала интересуются состоянием вашего четвероногого члена семьи, а уже потом трофеями. Отсутствие последних прощается запросто и в порядке вещей. А вот даже травмы, не говоря уже о том, о чем не хочется говорить, воспринимаются как общесемейная беда. Прошли те времена, когда охота была средством пропитания. Давно прошли и навсегда. Сегодня о какой-нибудь рентабельности охоты говорить просто бессмысленно. Точно так же бессмысленно говорить о какой-либо утилитарности охотничьей собаки. Многие сегодня и охотятся-то в первую очередь ради красивой работы собаки. Собака сегодня становится самым дорогим, что есть у охотника. Потеря даже самого дорогого оружия, автомобиля и т.п. – это всего лишь денежная потеря. Потеря собаки – это, как правило, душевная травма на всю жизнь. И не предпринимать всех возможных мер по обеспечению безопасности своего напарника – это просто предательство. Поскольку очень многих моментов опасности собака сегодня ни предусмотреть, ни самостоятельно оценить, чтобы самостоятельно избежать, просто не в состоянии.

Когда в результате первого знакомства с руководством «Армордог» я понял, что именно это явилось исходным моментом их миссии, я сразу высказал готовность в меру своих знаний и опыта оказывать всяческую помощь в консультациях по созданию снаряжения и его испытаниях.

Главная роль сигнального снаряжения для собаки – всячески снизить дискомфорт для охотника во время охот, вызванный постоянным объективным страхом за свою собаку, всеми возможными средствами – от просто сигнальных до реально защищающих собаку от конкретных угроз. Роль сигнального снаряжения, вроде как, очевидно понятна. Хотя при более детальном рассмотрении достаточно глубока по своей значимости.

Начнем с того, что в целом ряде стран мира охота с собакой без сигнального снаряжения попросту запрещена. Впрочем, как и для самого охотника. В Финляндии, например, даже лайки обязаны иметь на себе сигнальные жилеты.

Понятно, что для лайки какие-либо утепляющие функции не нужны вовсе. Только сигнальные. И это не результат какой-либо гиперактивной деятельности местных «зеленых», а исключительно свидетельство высокой охотничьей культуры, которой мы, к сожалению, сегодня в основной своей массе похвастать не можем. Но стремиться должны. Другое дело, что задавшись целью приобрести, будучи в Хельсинки, именно сигнальный жилет для своей собаки, я после долгих поисков купил-таки местный жилет, но качество его впоследствии привело меня к разочарованию. Не в самой идее, а в конкретном воплощении. Так и лежит у меня на полке в упаковке.

Несравненно комфортней на охоте, только бросив взгляд на окружающее пространство, сразу заметить своего помощника и продолжить саму охоту, вместо волнительных высматриваний, окриков, а то и прерывания охоты вовсе и переключения на непосредственно поиск собаки. А собака, оказывается, стоит за ближайшим кустом и просто не понимает причины вашего волнения. Не приходилось с подобным сталкиваться? Особенно, если сама собака имеет камуфляжную окраску, что характерно и для континентальных легавых, и для спаниелей.

Ситуация накаляется, когда помимо вас в угодьях находятся другие охотники. Особенно если соседи – совершенно посторонние для вас и для собаки люди. Когда вы не знаете уровня их охотничьей квалификации, отношения к собакам вообще и, конечно, состояния…

Даже в меня на утиной охоте как-то стреляли. К счастью, мелкой дробью и на большой дистанции. Объяснив потом, что меня в камышах восприняли за их якобы подранка. Это при моем росте 196 см. Причем «герой» оказался вовсе не какой-нибудь вчерашний школьник, а дедушка уже откровенно пенсионного возраста. За свою охотничью практику я повидал подобных случаев немало. И когда человека за кабана принимали, причем дважды. В одном случае все закончилось трагедией. И подводного охотника принимали за бобра. К счастью, тут все обошлось. Что уж говорить про собаку. Тут просто море вариантов – голова плывущей собаки вполне может вызвать особенно в возбужденном алкоголем азарте иллюзию плывущей утки. Уж не знаю, способна ли отличить нынешняя молодежь в лесу западно-сибирскую лайку от волка на приличной дистанции?

А еще есть очень сомнительный призыв официальных властей к охотникам и егерям отстреливать в угодьях всех бродячих собак. А охотничья собака на охоте – это не йорик у ноги на прогулке в городском парке. Это до сотни метров от охотника для легавой, до километра для лайки и вовсе непредсказуемое удаление для гончей. А учитывая, что многие охотники небезосновательно посылают свою собаку в поиск, преднамеренно сняв ошейник, оправдаться, в случае чего, такому горе-стрелку будет проще простого – принял за бродячую собаку. Людьми таких особей назвать сложно, но имеют место случаи и выяснения межличностных отношений посредством уничтожения собаки оппонента. Все под теми же предлогами – перепутал с бродячей, принял за волка и т.п.

Наличие сигнального снаряжения однозначно переквалифицирует подобные случаи в грубые нарушения правил обращения с оружием, что грозит виновнику потерей права на обладание оружием, как минимум – возмещением всего ущерба.

Поскольку в правилах сказано о категорическом запрете стрельбы по неясно видимой цели, а наличие сигнальных средств на собаке исключает какое-либо даже по незнанию отнесение ее к разряду бродячих или волков.

Таким образом, и на основании моего практического опыта охоты с собаками на протяжении не одного десятка лет, и на основании просто здравого смысла я бы очень рекомендовал воспринимать сегодня сигнальное снаряжение на собаке просто как необходимость.

Говорю абсолютно честно – сегодня вечером я собираюсь съездить на утку. У меня еще не собраны патроны. Но сигнальный жилет для собаки уже лежит в ягдташе. Потому что он у меня стоит выше в списке по значимости, нежели патроны. Потому что на самом первом месте в списке всех охотничьих ценностей у меня стоит собака. А уж потом ружья, пусть и с ценой в не одну сотню тысяч рублей.

×

Корзина