«Придумайте что-нибудь». История ботинка B1-RF. Часть 2

«Придумайте что-нибудь». История ботинка B1-RF. Часть 2

Продолжение первой части истории разработки реабилитационных ботинок B-1 Rehab Fit от соавтора модели, нашего эксперта Александра Попова.


Александр Попов, г. Санкт-Петербург
Эксперт Armordog. Охотник-легашатник, автор журнала «Охота и охотничье хозяйство», ветеран Guns.ru.
Охотничий стаж — более 30 лет. Владелец двух курцхааров.


Получая стандартный ответ «придумайте что-нибудь», мне в конце-концов все-таки повезло. Мы с Нюшкой попали на прием действительно очень авторитетного, маститого ветеринара. С удовольствием назову его имя – Соловьев Иван Владимирович. Бывший военный ветеринар с огромным практическим опытом вытаскивания собак с того света в ситуациях, которые даже сложно представить. Были успешно спасенные собаки после встречи с клыками секача, были вновь поставленные на лапы собаки после сквозного ранения вдоль всего корпуса острым обломком доски. В общем, нет, пожалуй, ничего такого в собачье-ветеринарной практике, с чем Иван Владимирович бы не сталкивался. И вот от него вместо стандартного «придумайте что-нибудь» я получил однажды совершенно конкретный ответ:
— Сшейте мешок из брезента на всю лапу, пришейте к нему тесьму. Оденете мешок поверх повязки и обвяжете тесьмой. Выше и ниже сустава, чтобы собака не смогла содрать. Но не перетягивать, чтобы не пережимать сосуды. Но только из брезента. Настоящего, грубого, собаки его не грызут. И брезент «дышит».

Собственно, что я и сделал. Не сразу. Сначала пришлось одеть уже опробованный носок. Потому что вряд ли сегодня просто так дома можно найти приличный лоскут брезента. Мне еще повезло. В соседнем от фирмы, где я работаю, дворе находится оптовый поставщик тканей. Вот они и нашли для меня невостребованный какой-то остаток – метра два, который мне и продали. Естественно, пришлось брать весь кусок, которого бы хватило на чулок если не для слона, то для жирафа точно. Конечно, было не до изысков, не до хотя бы приблизительных выкроек. Просто сшил обыкновенный плоский мешок, обметал край, чтобы брезент не сыпался. Пришил в одном месте тесьму, чтобы не сваливалась. Тем и обошелся.

Примитивно? Конечно! Неудобно? Да! Особо в таком не погуляешь. А если выходить на улицу, то поверх все те же два полиэтиленовых пакета и скотч или изолента поверх. Но это работало.

Собака, сначала было предпринявшая некую попытку снять этот чулок, очень быстро ее оставила и спокойно смирилась с его наличием. То есть никакого особого дискомфорта он ей не доставлял, желания лизать или грызть не вызывал, а за счет длинной тесьмы, которая обматывалась поверх чулка вокруг всей лапы по ее длине, держался чулок надежно, при этом не требовалась какая-то тугая затяжка. Будучи обмотанным тесьмой, чулок принимал форму лапы на большой ее длине и терял возможность перемещаться по лапе. Вот так тогда успешно и вышли из положения, а этот самодельный чулок остался у меня «на всякий пожарный».

«Пожарный» случай особо не заставил себя ждать. Но не с Нюшкой, а с ее дочерью – Жулей, хозяин которой мой сын. Но Нюшкин чулок Жуле не подошел – дочь выросла покрупнее мамы, особенно в лапах. И мне пришлось повторить свой швейный подвиг. Благо, брезент у меня теперь присутствовал в избытке. И снова получился исключительно положительный опыт. Конечно, с массой оговорок – и на недостаточное удобство, и на необходимость всякий раз очень тщательно и правильно фиксировать чулок-мешок тесьмой, и на необходимость дополнительной защиты при выходе на улицу. Но пока Жуля получила от меня это мое второе творение моего портняжного «искусства», прошли сутки. Поскольку живет сын отдельно от нас, и срочно обеспечить его брезентовым чулком я не смог. Но суток этих хватило, чтобы очень наглядно продемонстрировать, во что может вылиться отсутствие столь необходимого, как оказалось, снаряжения в арсенале собачника.

А именно. Порез лапы случился на вечерней прогулке. И очень сильный порез. Потребовалось наложить швы. Обошелся этот «ремонт» Жулькиной лапы сыну в 5000 рублей. Понадеявшись, что уставшая к ночи и после наркоза собака будет спать спокойно, никаких дополнительных мер защиты зашитой лапы сын не предпринял. А наутро обнаружил снятые собакой швы и раскрывшуюся снова рану. Пришлось опять везти собаку в клинику и опять зашивать. И опять заплатить все те же 5000 рублей. Это к вопросу о том, что и сколько стоит. После применения второй моей собственной модели чулка по рецепту доктора Соловьева, больше никаких неординарных моментов в лечении не было, и все выздоровление прошло по плану.

Вот такой первоначальный образец лег в основу нынешнего реабилитационного чулка, представляющего собой сегодня по-настоящему фирменное изделие.

Итак, материал – брезент. Это не фантазия моя или «Армордога». Это не выбор в пользу удешевления материала и не поклонение неким старым традициям. Это конкретная рекомендация высокопрофессионального ветеринарного врача, которая получила полное оправдание в результате двух откровенно боевых испытаний и многочисленных лабораторных, шедших непрерывно в процессе создания моделей уже в рамках «Армордога».

Конечно, ни о каком примитивном чулке речи уже не шло. Все выкройки разработаны были на основе компьютерных моделей собачьих лап с различиями по размеру. С учетом необходимых прибавок на возможные повязки, отеки и т.п. Отдельно прорабатывались местоположения швов, которые с одной стороны должны были обеспечить удобную посадку чулка, не создавая проблем при ходьбе и даже легком беге собаки, а с другой – не создавать дополнительных возможных раздражающих действий для травмы, где бы на лапе она не находилась. Заделке швов тоже было уделено внимание. Во всяком случае мне бы самому, несмотря на наличие у меня швейцарской современной швейной машинки, не удалось бы создать даже нечто отдаленно похожее. Да и времени у меня в моих ситуациях на это не было.

Потом встал один из главных технических вопросов – надежная фиксация, исключающая с одной стороны не то что возможность собаки содрать чулок, но даже перемещение чулка по лапе, а с другой хотелось максимально упростить одевание-снятие чулка, поскольку и для собаки, и в большей степени даже для хозяина процесс этот объективно был достаточно трудоемким.

Для придания изделию фирменности очевидно напрашивается классическая шнуровка. Тем более, что имеем дело хоть и с брезентовым, но фактически ботинком. Точнее, сапогом-чулком. И такая шнуровка была сделана. По бокам голенища располагались планки с люверсами, в которые продевался классический ботиночный шнурок необходимой длины. Практически сразу же такая конструкция была признана несостоятельной. Задача шнуровки на наших с вами ботинках – обеспечить равномерное прилегание на ноге по всей длине шнуровки. Что и обеспечивают и люверсы, и классический круглый шнурок, да и сама идея ботиночной шнуровки – от люверса к противоположному люверсу и назад. Задача же чулка – обеспечить, как раз, не равномерное прилегание, а заданное – на здоровом участке лапы оно должно быть плотным, а на участке травмы, в районе повязки – возможно, вообще не создавать заметного давления. Удержание чулка обеспечивается прилеганием на здоровых участках, за счет фиксации после и до суставов на лапах. И кроме того, система классической шнуровки требовала очень большой размерной сетки в зависимости от толщины лапы. Поскольку требовался возможный запас объема на наличие повязки, а без такой повязки смыкание планок происходило при малейшей разнице по толщине лапы в сторону уменьшения от расчётной, и чулок на лапе не фиксировался. Во всяком случае, для моих собак при их весовой разнице в 3-5 кг чулки требовались бы абсолютно разные. То, что подходило для дочери, с Нюшки просто слетало.

Пришлось вернуться в изначальной идеи доктора Соловьева – тесьмы вокруг чулка. Да и с точки зрения механики такое крепление абсолютно грамотное. Трение по окружности (а не в отдельных точках люверсов) действительно позволяет одной шнуровкой обеспечить любую необходимую степень прилегания на разных участках голенища.

Просто для общего развития – если швартовый конец пять раз обернуть вокруг совершенно гладкого барабана брашпиля, то достаточно удерживать свободный конец с усилием в 10 кг, чтобы на другом конце можно было бы создать усилие около 5 тонн. А если набросить еще пару шлагов, то конец можно вообще не держать. Но это делать запрещено по требованиям ТБ. Вот на этом принципе и построена фиксация чулка на лапе за счет шнуровки не через люверсы, а вокруг всего чулка. И не круглым шнурком, а лентой-тесьмой.

Ширина чулка теперь может без проблем для шнуровки позволять располагаться внутри чулка забинтованному участку лапы. А излишки материала на здоровых участках просто закладываются складками и фиксируются круговой шнуровкой.

Фиксация самой шнуровки от перемещения по чулку выполнена максимально просто и в то же время надежно – по передней части чулка пристрочена планка. Но не сплошной строчкой, а с пропусками для продевания под нее шнурка-тесьмы. Заодно эта пристроченная планка является неким прицелом-ориентиром для расположения чулка нужным образом по центру лапы, исключая его случайное перекручивание при надевании.

Ну, и для завершения полной картины было решено сделать чулок непосредственно в таком виде пригодным для прогулок хотя бы в сухую погоду. Для чего подошва отдельно усилена износостойким непромокаемым материалом. В сырую погоду, конечно, рекомендуется дополнительно изолировать чулок от внешней среды на время прогулки. Хотя бы теми же полиэтиленовыми пакетами.

Отдельный вопрос возник о необходимой длине шнурка. Поскольку в зависимости от толщины лапы конкретной собаки при таком большом количестве шлагов шнуровки (а необходимо их действительно много, чтобы обеспечить надежную фиксацию при сравнительно небольшом усилии обжатия) разница по необходимой длине для одной и той же породы собаки может доходить и до метра:

Ясно, что такие излишки уже никуда не подоткнешь, и их надо обрезать. Значит, заделка шнурка должна быть доступна пользователю самостоятельно теми средствами, которыми он непременно располагает. Без какого-либо специализированного инструмента. Первоначально было решено использовать термоусадочную трубку. Один конец шнурка заделывать изначально, а для второго конца давать в комплект кусок термоусадочной трубки. После первого одевания чулка замеряются свободные лишние концы, длина их суммируется, и отрезок такой общей лишней длины отрезается от не заделанного в наконечник конца. После чего на этот конец одевается термоусадочная трубка, которая нагревается просто от обычной зажигалки. Затем оба конца выравниваются на первом окне планки и завязывается обычный одинарный узел. Какое-либо перетягивание шнуровки с одной половины шнура на другой таким образом исключается. Шнуровка будет в дальнейшем только симметричной:

Однако, в дальнейшем идея термоусадочной трубки была заменена съемными наконечниками, которые можно самостоятельно зафиксировать, защелкнув на конце отрезанного шнурка. На мой взгляд продевание шнурка с термоусадочной трубкой в качестве наконечников в окошки передней планки намного проще. Расшнуровывание – еще проще. Если кому-то больше понравится этот вариант, любой магазин электротоваров в вашем распоряжении. Спросите термоусадочную трубку на диаметр 5-6 мм, и заделаете концы, как нравится вам.

Ну, и сама выкройка чулка в процессе доработки претерпела несколько изменений. Так конструктор добивался максимально удобной и комфортной его посадки на лапу. От первоначального прототипа – защитного брезентового мешка – мало что осталось. Только основные, но очень важные идеи – материал, фиксация по кругу. Да, и собаки мои, по-моему, совершенно не улавливают связь того, что было, с тем, что стало, совершенно комфортно себя чувствуя в любое время года, причем, сразу в двух чулках.

На самом деле при кажущейся простоте работа проделана колоссальная, занявшая около полугода. На настоящий момент лично я считаю, как принято говорить в таких случаях: «Можно было бы и лучше, но лучше просто некуда!»

Ну, и, конечно, о цене на этот товар. Уверен, что мнения разделятся диаметрально противоположным образом. Продажная цена оказалась 800 рублей. Мнение, что по такой цене – это просто подарок, я уже слышал. Но уверен, что будут и противоположные.

Что касается прямых расходов. Да, первый примитивный чулок-мешок, явившийся прототипом этого законченного реабилитационного чулка, я шил сам. Да, в общем-то на тот момент его и хватило. Но, во-первых, напомню – мне повезло, у меня в соседнем дворе оптовая фирма по продаже текстиля. И купил я не три квадратных дециметра за смешные деньги. Купить мне пришлось около двух квадратных метров. Вот, собственно, и вся экономия на этом закончилась. Сколько искать этот брезент в других каких-то условиях и по какой цене, сколько его придется покупать, никто заранее сказать не сможет. Кроме того, я потратил около часа на каждый чулок. А я уже в том возрасте, когда время имеет весьма конкретную и очень немалую цену. А свободное время – еще дороже. Ну, и нервы, которые всегда будут на взводе, если с нашим четвероногим членом семьи что-то не слава богу. Сколько они стоят, точно не скажу. Но еще дороже, чем время.

А если вспомнить историю с Жулей и моим сыном с двукратным зашиванием одной лапы, то можно смело сказать, что не чулок стоит 800 рублей, а он позволил бы сэкономить 4200 рублей. Плюс все то же время, и плюс все те же нервы, плюс дополнительные мучения самой собаки на вторую операцию.

Поэтому чулок этих у меня сейчас на все четыре лапы на каждую из собак – мою и собаку сына.

И в заключение. Уважаемые господа охотники! Пристрелка охотничьего ружья производится по стодольной мишени Зернова. Резкость проверяется по сухим сосновым доскам. Но никак не по стеклотаре. Наивно было бы взывать к сознательности всех категорий граждан. Да, и случайных опасных факторов вокруг предостаточно. Поэтому, актуальность реабилитационного ботинка вряд ли будет снижаться во времени. Но давайте хотя бы мы с вами не будем ее повышать собственным бескультурьем в угодьях, не будем лишать наших собак самой большой радости их жизни – охоты.

Всегда ваш,
А. Попов

×

Корзина