«Придумайте что-нибудь». История ботинка B1-RF. Часть 1

«Придумайте что-нибудь». История ботинка B1-RF. Часть 1

Один из секретов успеха Armordog — умение слышать и видеть. Без этих качеств не выжить в природе, без них же не выпустить по-настоящему нужного и востребованного изделия. Новая модель реабилитационных ботинок B-1 Rehab Fit не исключение. Соавтор наболевшей идеи защитного чулка для рабочих собак, наш постоянный эксперт Александр Попов увлекательно рассказывает про историю модели и свой богатый опыт ее использования.


Александр Попов, г. Санкт-Петербург
Эксперт Armordog. Охотник-легашатник, автор журнала «Охота и охотничье хозяйство», ветеран Guns.ru.
Охотничий стаж — более 30 лет. Владелец двух курцхааров.


Будучи инициатором, идеологом и испытателем ныне выведенного на рынок реабилитационного ботинка, будет, наверное, правильно, что именно я отвечу на все возможные вопросы «почему?» уже состоявшегося или пока потенциального потребителя этого товара. И первый «почему?» — почему я предложил ввести чулок в ассортиментную линию «Армордога» в числе самых первых изделий?

Жак-Ив Кусто как-то сказал про подводный нож – это вещь, которая совершенно вам будет не нужна тысячу раз, а на тысяча первый спасет вам жизнь.

В нашем случае о жизни, очень надеюсь, речи не идет. Но то, что этот ботинок понадобится абсолютно всем владельцам охотничьих, да и просто активных крупных собак, это совершенно точно. Очень хотелось бы, чтобы кто-то смог избежать такой необходимости, но за мою тридцатилетнюю практику охоты с собаками таких счастливчиков мне повстречать не удалось.

Мы уже достаточно мощно защитили наших четвероногих напарников и сигнально-защитным, и неопреновым жилетом. По крайней мере, от массовых типовых травм и повреждений. Но вот, как ни крути, остается у них ахиллесова пята в самом прямом смысле. А точнее — лапа. Да не одна, а все четыре, которые именно защитить и не получается. Не надеть на собаку болотные сапоги, как на себя.

Всяким йорикам, трусящим на модном поводке рядом с хозяйкой, а то и сидящим у нее на руках в каком-нибудь суши-баре – это пожалуйста, хоть лабутены на шпильках. Имеют защитную обувь даже ездовые собаки. По-настоящему защитную, позволяющую им сохранить лапы без повреждений во время многочасовых гонок. Но они бегут по трассе, они не суются в кусты и завалы, они не перепрыгивают канавы и ямы, иначе серьезных травм было бы не избежать их ведущему – каюру. И главное, они не предназначены для прямого столкновения с диким зверем или птицей, а значит, им нет необходимости быть с ним на равных. Наши собаки предназначены именно для этого, и мы не можем ограничивать природу в том, что она специально создала для собаки, для хищника. Лапа охотничьей собаки должна работать во всем своем потенциале. До последнего коготка. Для безопасности всей собаки, для преодоления препятствий, для успеха атаки или, напротив, уклонения от атаки зверя. А еще наши собаки очень часто работают в воде. Вы пробовали плавать в ботинках или сапогах?

Поэтому, что касается возможных травм лап наших собак, нам остается только надеяться, по возможности избегать заведомо опасных мест, можно молиться. Но избежать этих травм еще никому из охотников-собачников, кого знаю, не удавалось.

На моей курцарихе Нюшке лапы только зашивались четыре раза. Простые порезы никто, конечно, не считал. У ее дочери Жули, которую оставил себе сын, лапы зашиты уже трижды. Правда, дочь на 3-4 килограмма потяжелее мамы.

Поэтому, искренне желаю вам, чтобы ваши собаки подобной участи избежали. Но…у вас ничего не получится. Такая уж у них работа.

А теперь представьте ситуацию, в которую я лично попадал неоднократно.

Все уже случилось. Квалифицированная помощь оказана. Лапа зашита, забинтована. Прием у ветеринара закончен. И вам говорят, что все хорошо, только надо обеспечить сохранность повязки в течение, скажем, недели. Совершенно резонный ваш вопрос – как? И практически стандартный ответ: «Придумайте что-нибудь!»

Надо что-то придумать самое позднее до сегодняшнего вечера, когда вы соберетесь сами идти спать, потому что до этого момента собаку можно держать хотя бы под присмотром. А то и раньше, если собаку приходится оставлять одну в силу различных жизненных обстоятельств. Потому что, если не придумаете, то собака может просто разодрать повязку (даже просто переместить ее), открыв рану, может слизать какие-то нанесенные на рану мази, может содрать только что наложенные швы с очень неприятными последствиями, может разлизать рану. Кстати, очень ошибочное мнение, что собака сама залижет свою рану. Разлизать рану собака может буквально до кости.

Единственно на сегодня приемлемое стандартное решение, доступное просто в ветеринарной аптеке – это собачий воротник, не позволяющий собаке достать языком никакие свои части тела. Но тут же встает вопрос, как собака отнесется к такому вроде бы универсальному решению? Потому что никто заранее к подобным «аксессуарам» собаку не приучает. И все будет зависеть от характера. Лично на моей собаке такой воротник прожил не более 30 секунд, после чего был разбит вдребезги о стенку камина.

Есть довольно удобный для перевязок самоклеющийся бинт. Но именно в силу своей эластичности он требует очень внимательного наложения с целью не допустить чрезмерного сжатия лапы, что может очень пагубно сказаться на состоянии травмированной конечности. К тому же бинт этот не «дышит», а потому требует регулярных перевязок с длительными паузами, в течение которых собака должна оставаться под визуальным контролем. И, хотя сдираются такие бинты собакой не так быстро, как обычные марлевые повязки, тем не менее при желании наши питомцы с этой задачей справляются успешно.

Как одно из решений вопроса «придумать что-нибудь» применял я и просто свой собственный носок, одетый, как чулок, на собачью лапу. Приходилось сначала пришить к носку какую-то под руки подвернувшуюся тесемку, чтобы хоть как-то зафиксировать носок на лапе. Но и сам носок слишком тонкий для полноценной защиты и от окружающей среды, и от собачьих зубов, и намокает мгновенно от попыток собаки вылизать травмированное место прямо через носок. Ну, а уж о прогулках в таком и говорить не приходится. Надо брать как минимум два полиэтиленовых пакета, надевать поверх носка, оборачивать и фиксировать скотчем или изолентой, а после прогулки снимать всю эту дополнительную защиту, выкидывать и на следующий собачий выход за дверь все проделывать заново. А носок нуждается в частой стирке и просушке. То есть, выделять приходится не один, а три-четыре носка. Говорят, что некоторые новаторы успешно применяют для прогулок собаки с травмированной лапой «резиновое изделие №2» (напомню, что №1 – это противогаз), да не простое, а повышенной прочности. Думаю, что такое решение откровенно неудобно с точки зрения надевания его на лапу, да и накладно должно быть при одноразовом использовании.

Да, сегодня существуют всевозможные собачьи ботинки совершенно разных фасонов и размеров.

Чтобы не подумали, что я недостаточно осведомлен относительно имеющегося ассортимента, вот только те модели, которые есть у меня лично. И были на момент создания реабилитационного ботинка. Это не фотографии из интернета. Точно такие фотографии вы в сети не найдете. Это фотографировал я исключительно свои (точнее, Нюшкины) ботинки.

Но хочу обратить отдельное внимание наших собачников. Это именно ботинки для здоровых собак. Их предназначение – защитить лапу, даже не всю лапу, а саму ступню, от возможных порезов или реагентов. Что, как я отметил выше, на охоте совершенно не актуально и даже может явиться источником дополнительной опасности для собаки.

А для наших целей реабилитации уже травмированной лапы эти ботинки совершенно не подходят по целому ряду моментов.

Во-первых, они закрывают очень ограниченную часть лапы в районе подушки, в то время как могут травмироваться и травмируются все части лапы. У моей собаки одна из зашитых ран начиналась от локтевого сустава и заканчивалась у плюсны, где указанные выше ботинки тоже заканчиваются, но с другой стороны самой лапы.

Во-вторых, обувь эта делается относительно мощной, есть, как видим, даже модели из неопрена с литой резиновой подошвой, а значит, даже если травма находится в районе подушки лапы, в подобной защите совершенно не будет никакой вентиляции травмированного участка, повязка не будет «дышать», неминуемо появится опрелость травмы, что недопустимо.

Сама система фиксации подобной обуви не рассчитана на то, что собака будет ее преднамеренно пытаться снять, а будет спокойно идти на поводке рядом с хозяином на обычной прогулке. Но при желании, которое непременно появится в нашей ситуации, собака освободится от такого башмака запросто. В-четвертых, размер этой стандартной обуви никак не учитывает дополнительные увеличения объемов лапы в любых направлениях из-за дополнительных повязок или отеков.

И, в-пятых, мы обязаны соблюсти хотя бы элементарные меры дезинфекции подобного рода защиты, поскольку речь идет о ранах, как правило, открытых. Такой башмак должен легко стираться, крайне желательно, выдерживать воздействие горячего утюга хотя бы непродолжительное время. Ни одна из представленных выше моделей указанным качеством не обладает.

В общем, все, что есть стандартное на сегодня, то, что можно было бы просто купить, для наших целей совершенно не подходит. Остается только «придумывать что-нибудь». Чем, собственно, до недавнего времени и занимались. Все и повсеместно.

Итак, на первое «почему?» я ответил.

Реабилитационный чулок введен в ассортиментную линию «Армордога» по двум конкретным причинам:

  1. Он необходим абсолютно любому не только охотнику, но и просто владельцу собаки, даже если сегодня он сам еще это не осознает.
  2. Ничего подобного по крайней мере на отечественном рынке в готовом виде не было и нет, при том, что подобные изделия должны находиться в срочной доступности.

Следующее «почему?». Почему реабилитационный чулок такой, какой он есть в исполнении «Армордога»?

Продолжение следует.

×

Корзина